Экология

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию

Перевод статьи Фабиана Федерла из швейцарского журнала Das Magazin. Фотографии Евгения Макарова.

Мы загрузили свою машину на паром в Манаусе, бразильском городе на 2 миллиона человек, раскинувшегося посреди джунглей в месте, где Риу-Негро впадает в Амазонку  —  слиянии настолько большом и диком, что оно похоже на океан. Паром провез нас через бухту, мимо домиков на сваях, плавучих причалов и затопленного леса. Прошло больше часа, прежде чем мы достигли цели  —  южного берега Амазонки.

Мы высадились в одноэтажном городке, полном магазинчиков из шлакобетона и домов с гофрированной кровлей. Тут и началось наше настоящее путешествие  — путь длиной в несколько сотен миль по разбитой, часто размываемой, в основном не мощеной трассе под названием BR-319. Эта дорога играет неожиданно важную роль в здоровье Амазонских лесов, которые, в свою очередь, влияют на состав атмосферы всей планеты, и, значит, воздуха, которым мы дышим, и климата, в котором будут жить наши потомки, в каком бы уголке мира они ни оказались.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Лесопильни, возведенные вдоль BR-319 недалеко от городка Реалидаде, где тысячи людей работают в сфере нелегальной торговли древесиной. (Evgeny Makarov)

BR-319 проложили в 1970-х годах. В Бразилии тогда был режим военной диктатуры, который считал дождевой лес terra nullius  — «ничейной землей», которую нужно разработать. Незадолго до этого правительство создало в Манаусе зону свободной торговли, и компании Harley-DavidsonKawasaki и Honda быстро возвели там свои заводы.

Трасса BR-319 соединяла Манаус с Порто-Вело в 920 километрах юго-западнее, а оттуда с Сан-Паулу и другими штатами. Когда в 1980-х годах с режимом было покончено, молодое демократическое правительство потеряло интерес к BR-319, и за прошедшие с тех пор годы трасса стала почти непроезжей.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Изображение: Smithsonian

По мнению многих ученых и специалистов по охране природы, это пошло на благо всему региону  — сократился масштаб промышленной вырубки. Как и все дороги, BR-319 чрезвычайно важна, ведь она по большей части проходила по диким территориям, комментирует Филип Фернсайд, эколог из Национального института исследований Амазонки (INPA): «Она пролегает через сердце Амазонии. Ее непроходимость защищает леса».

Амазонские дождевые леса ежегодно забирают из атмосферы два миллиарда тонн углерода, значительно затормаживая глобальное потепление и помогая атмосфере кислородом.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Мария и Шоао Хосе Кордейро, владельцы гостевого дома, думают, что восстановление BR-319 поможет их бизнесу, но волнуются, что промышленность уничтожит большую часть диких территорий. (Evgeny Makarov)

Фернсайд предупреждает о «переломном моменте»  —  пределе обезлесения, после которого экосистема вымрет. Сегодня уже уничтожено 15-17% дождевого леса.

По словам экспертов, как только это число перевалит за 20–25%, всё большие территории начнут превращаться в саванны, что приведет к более долгим сезонам засухи, более высоким температурам, более масштабным пожарам и меньшему количеству дождя. «Из хранилища CO2 Амазония превратится в производителя CO2», — предвещает Фернсайд.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Древесину часто вывозят по ночам, чтобы скрыться от властей. Вот только при Президенте Болсонару все попытки наказать нарушителей сошли на нет. (Evgeny Makarov)

На данный момент основная вырубка  — до 95%  —  идет в пределах 5,6 километра от дорог. Именно поэтому экологи и защитники природы забили тревогу, когда в июле президент Болсонару объявил о планах восстановить BR-319, чтобы помочь экономическому развитию.

В период с августа 2018 года по июль 2019 года было вырублено почти 10 000 квадратных километров лесов  —  на 30% больше, чем годом ранее. Экологи приписывают это “достижение” новой политике Болсонару.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
BR-319 пересекает реку Кастано-Мирим в городке Карейро-Кастано, где и заканчивается мощеная северная секция трассы. (Evgeny Makarov)

В июле я прибыл в бразильский штат Амазонас, чтобы проехать по этой заброшенной трассе. На протяжении почти 150 километров к югу от портового городка Карейро-да-Варзея (Careiro da Várzea) BR-319 остается мощеной, но вскоре превращается в проселочную дорогу.

С моим гидом Шоао Арайхо де-Суза (João Araújo de Souza), коренным амазонцем, выросшим всего в 40 километрах к югу от Манауса, мы направились через лес. Де-Суза, работающий техником в INPA, не раз ездил по BR-319. Мы проезжали по мостам из грубых досок над реками с водой темной, как крепкий чай, из-за разлагающейся растительности. Как объясняет де-Суза, такая черная вода является хорошим знаком  — нет малярии, потому что личинки зараженных москитов просто не выживают в настолько кислой воде.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Жители Игапо-Аку поймали малыша вымпельного сома. Его отпустят обратно в воду. (Evgeny Makarov)

В городке Карейро-Кастано, в 150 километрах к югу от Манауса, мы проезжаем последнюю заправку. Еще через несколько часов мы оказываемся у заповедника Игапо-Аку  — «зеленого барьера», растянувшегося почти на миллион акров леса, окружающего BR-319. Этот заповедник был основан в 2009 году для защиты леса и 200 коренных семей, обитающих на этих территориях. Им разрешено вырубать деревья, но исключительно под свои нужды. Зарабатывают они на пароме через реку Игапо-Аку, притоке реки Мадейра.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Эрика Касто де-Сантас, 15 лет, пытается разглядеть боуто, розовых амазонских речных дельфинов. Эти животные иногда подплывают к причалу, где их подкармливают рыбой. (Evgeny Makarov)

Тут мы встречаем приземистого круглолицего Эмерсона дос-Сантоса, 41 год, и его пятнадцатилетнюю дочь Эрику, которая подбегает к нам с рыбой в руках. Дос-Сантон построил несколько гостевых домиков у реки. Он мечтает о развитии в Игапо-Аку экологического туризма, но для этого нужны гости, а гостям нужна хорошая дорога. Как и все местные жители, которые нам встречаются, дос-Сантос двояко относится к перестройке BR-319.

С одной стороны, хочется, чтобы могли приезжать скорые, полиция и туристы, но с другой стороны, не хочется привести в регион промышленную добычу ископаемых и нелегальную вырубку лесов. Как выразился мой гид де-Суза, дос-Сантос хочет одновременно «и посасывать сахарный тростник, и курить его».

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Полный рыбы грузовик застрял на BR-319. Такое тут случается часто. Но какой ценой обойдется региону восстановление дороги? (Evgeny Makarov)

Мы снова отправились в путь. В районе 350-го километра мы пересекаем мост над Бурако-да-Кобра, или «Змеиной ямой», где покоится скелет одного из грузовиков. Говорят, водителя так и не нашли  — лишь его полусъеденный рюкзак. На отметке 375 километров находится Тока-да-Онка, «Логово диких кошек». Тут пропадают мотоциклисты — на них нападают леопарды. Вскоре мы попадаем в Национальный парк Насентес-до-Лаго-Хари (Nascentes do Lago Jari)  — один из самых богатых на биоразнообразие лесов в мире. В пределах одного квадратного километра здесь можно найти около 1000 видов деревьев. Примерно столько же видов растет по всей территории США. (В России биологи GlobalTreeSearch нашли лишь 205 видов. Такой показатель может объясняться простым недостатком данных).

На 480 километре земля становится более твердой, нам встречается меньше ям  — кто-то их заделывает. Словно ниоткуда появляется экскаватор. Мы видим узкий коридор, вырубленный вглубь леса. «Еще две недели назад его не было»,  —  говорит де-Суза. Через несколько километров мы насчитали уже несколько десятков коридоров. На земле горками навалены стволы. Следом мы видим сельскохозяйственные угодья и скот. На обочине стоит знак «Частная собственность». Но это невозможно: мы по-прежнему в Национальном парке.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
Мастерская в Реалидаде. В городке работников-мигрантов аж 21 церковь, а также бары и бордель. (Evgeny Makarov)

В последние пять лет Реалидад, городок, основанный в 1970-х годах, начал процветать благодаря вырубке леса. В основном, нелегальной, так как земля находится под защитой бразильского «лесного кодекса». Нам говорят, что инвесторы выкупают огромные полосы и платят дровосекам по 100 реалов в день  —  около $25. За людьми последовала и тяжелая техника. Открылось восемь лесопилок. Сегодня тут живет около 7000 человек.

Как восстановление одной дороги может убить Амазонию
За последние десять лет вблизи Реалидада появлялось в среднем по десять миль нелегальных дорог для вырубки в год. (Evgeny Makarov)

В маленьком отеле мы встречаем уставшего, добросердечного 50-летнего Сеу Демира. Он прибыл на этот «край света», когда тут было несколько домов. Жители собирали бразильские орехи и продавали в Хумайта, город на юге. Демир купил тут кусок земли по цене обеда и основал небольшой отель. Два года назад он купил еще больше земли в 100 километрах к северу от Реалидада  —  около 2000 акров в Лаго Хари. Эта территория находится в пределах защищенного леса, всего в семи милях от BR-319. С помощью техники, предоставленной инвесторами, он сейчас вырубает коридор. Среди самых ценных деревьев на «его» территории itaúba, ценная древесина для строительства судов, cedrinho для домов и angelim для мебели. Некоторым из этих деревьев более 800 лет.

Isso é realidade, подумал я. Такова реальность.

Источник: Funscience со ссылкой на швейцарский еженедельник Das Magazin.

По материалам

sci-news.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть