Психология

Почему мы часто просыпаемся незадолго до будильника?

Почему мы часто просыпаемся незадолго до будильника?

Когда вечером мы знаем, что на следующее утро нам нужно вовремя встать с постели, наше тело помогает: в форме посыльного кортизола.

Будильник поставлен на половину пятого, ведь ни в коем случае нельзя пропустить самолет на следующее утро. Но еще до того, как прозвучал безжалостный звук, глаза открылись. Откуда тело знает, когда оно должно проснуться?

Ритм сна и бодрствования прочно закреплен в наших генах и помогает нам выжить с незапамятных времен: во время темноты, когда наше зрение ослабевает и мир вокруг нас становится более опасным, мы разумно удаляемся в безопасное место – раньше в пещеры, теперь в уютные спальни. В это время организм направляет свою энергию на процессы восстановления и регенерации, чтобы подготовиться к следующему дню. Короче говоря: мы спим. Чтобы все прошло гладко, человек разработал несколько внутренних часов, тикающих в унисон с внешним светом-темным ритмом. Однако они могут иногда отличаться от 24-часового дня.

Главные часы человека сидят в мозге: ядро супрахиазматикус, которое получает через глаза информацию о том, светло ли оно снаружи или темно. Этот крошечный нервный узел над пересечением двух зрительных нервов, среди прочего, отвечает за ритмическое течение функций организма. Так, ядро супрахиазматикус днем и ночью передает шишковидной железе информацию, которая посредством выработки гормона сна мелатонина подготавливает остальной организм к наступающему сну.

Все клетки нашего организма могут быть суточно-ритмически активными. Тогда они являются, так сказать, маленькими недонорочками, которые находятся под влиянием супрахиазматического ядра, «главных часов», но не обязательно зависят от него. Таким образом, у каждого органа есть свои часы, которые определяют временную структуру его функции. Например, часы в поджелудочной железе регулируют выработку инсулина, а часы в жировой ткани регулируют хранение и расщепление жиров. Эти часы способны связываться друг с другом и, прежде всего, с главными часами в мозге, приводя их в гармонию друг с другом.

Некоторые ритмы тела больше похожи на эти внешние раздражители, днем ​​и ночью, а другие больше похожи на внутренние часы. Циркадно-контролируемые метаболические процессы включают выработку мелатонина, связанного со сном, изменение температуры тела и секрецию гормона роста, зависящего от глубокого сна.

Если мы просыпаемся сами перед тем, как прозвучит сигнал тревоги, мы обязаны гармонией собственных часов нашего тела. Особую роль, очевидно, играет кортизол. Во второй половине сна, когда шишковидная железа замедляет выработку мелатонина, гипофиз все чаще образует гормон стресса и пробуждения. Кортизол не только высвобождает энергетические запасы, он также активизирует обмен веществ и повышает уровень сахара в крови, а также обмен белка.

Исследования нейробиолога Яна Борна из университетской больницы Тюбингена показали, что высвобождение кортизола быстро увеличивается, особенно за час до пробуждения. В эксперименте со сном они сказали испытуемым, что они проснутся в шесть часов утра следующего дня. На следующий день, по словам руководителей эксперимента, они, вероятно, останутся до девяти. По правде говоря, они были возбуждены снова в то же время.

В первую ночь, когда в шесть часов было объявлено о пробуждении, уровень кортизола резко подскочил на час раньше времени. Однако, если субъекты не были готовы к этому, повышение уровня гормонов не удалось. Таким образом, кортизол контролируется не только внутренними часами, но и неосознанно, когда мы знаем: «Я должен выйти завтра в половине пятого» — вполне практичный механизм, если сработает будильник.

По материалам

new-science.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть